Последние комментарии

  • Shavkat Kuvatov18 августа, 17:44
    А и хрен с ним, с радаром.  Всё равно даром подарили америкосы бандерам. На Украине уничтожен новейший американский радар за 14 млн. долларов/ Армия ДНР отразила подлый удар с воздуха по Донецку
  • алексей гарбузь18 августа, 14:55
    Во! Приятно иметь дело с грамотным человеком!Авторитетные пистолеты в российской армии
  • Valery Lihachev18 августа, 14:48
    Пиндосская мода!Авторитетные пистолеты в российской армии

Рассказы об оружии. Злые святоши: самоходные гаубицы М7 и М7В1 Priest

Читая материалы, коих сегодня множество, в том числе и на наших страницах, о любых боевых машинах Второй мировой войны, просто поражаешься отношению к ним авторов. Машина бывает удачной и неудачной, но она сыграла определенную роль в войне. И если вы не любите эту машину, то вы просто не можете рассказать о ней.

Вы можете рассказать о её ТТХ, о вооружении, бронировании, силовой установке. Но не о душе!

Любая боевая машина — это прежде всего душа. Это живой организм. Это часть экипажа. Это солдат, который делает своё дело, несмотря на своё вооружение, на своё отставание или, наоборот, превосходство, в характеристиках... Это солдат! А солдата надо любить! Любого! Только потому, что это солдат!

 


Мы много говорим о машинах, которых во время Второй мировой было создано огромное количество. Более того, нам нравится рассказывать и показывать технику, которую следует назвать рабочими войны. 

Не героями, не лучшими из лучших, а простыми работягами. Говорить о тех, кто погибал в ходе всемирной мясорубки ежедневно. Погибал героически только потому, что стоял, а не бежал от более совершенных, более вооруженных, более современных, превосходящих числом…

Сегодня разговор о машине, которую предсказывали многие наши читатели после материала о танке М3 «Ли» (М3 Lee). О САУ 105-mm Howitzer Motor Carriage M7. 



Самоходной гаубице, которая, несмотря на убогость предшественника, получила очень хорошие оценки почти сразу после своего военного дебюта.

Американцы прекрасно понимали, что механизация армии требует создания не только танков, но и самоходной артиллерии, БТР, транспортных автомобилей. Армия должна быть мобильна не только боевыми частями, но и всей своей структурой. Отставание при перемещении любой составляющей грозило потерей боеспособности всего войскового объединения.

Именно по этой причине американские конструкторы задумались о создании САУ уже в 1940 году. Причиной, тут мы согласны с некоторыми авторами исследований БТТ, такого интереса стали успехи немецкой армии. А немецкие САУ вообще стали открытием для американцев.

Надо отметить, что гаубицы на танковом шасси не были первыми машинами подобного класса в США. Первыми шасси, которые решили использовались для САУ, стали М3. Но не танки, а полугусеничные бронетранспортеры. Были использованы сразу две гаубицы. 75-мм горная М1А1 и 105-мм полевая М2А1. Как видите, поиск оптимума шел не только в плане шасси, но и достаточного калибра орудия.

Первые американские самоходные гаубицы, точнее, по американской традиции, моторные экипажи с гаубицей (Howitzer Motor Carriage) были именно с этими орудиями и имели обозначения Т30 НМС для гаубицы М1А1 и Т19 НМС для гаубицы М2А1.

Рассказы об оружии. Злые святоши: самоходные гаубицы М7 и М7В1 Priest

 

Т30



 

Т19




Машины оказались малопригодными для войны. Особенно Т19. Однако не принятые военными САУ все-таки запустили в производство. На безрыбье и рак рыба. Было выпущено 500 машин Т30 и 324 Т19. Выпущено с оригинальной для армейской техники формулировкой — ограниченно годные. Типа очки носят, плоскостопые и по ночам того…

В дальнейшем война подтвердила вердикт военных. Кстати, для тех, кто не разобрался с индексами машин. Буква «Т» означает, что это всего лишь прототип, первоначальный вариант, не принятый на вооружение.

Обе машины принимали участие в боях в Италии, на Филиппинах, в Северной Африке. Во всех сражениях они несли огромные потери. Причем, для Т19 НМС любой выстрел гаубицы с нормальным углом возвышения был почти подвигом. Достаточно крупный калибр орудия оказался губителен для шасси БТРа.

И тогда за дело взялись военные. Большинству наших читателей, как людям служилым, дальнейшие действия уже понятны. Есть танк, который выпускается серийно — М3 «Ли». Есть 105-мм гаубица. И есть яйцеголовые, которые не понимают необходимость создания качественной самоходной гаубицы.



Командующий танковыми войсками армии США генерал-майор Джекоб Деверс приказал конструкторам фирмы "Baldwin Locomotive" установить на танк М3 вместо пушки гаубицу. Все просто. Производители локомотивов не подвели. Уже в октябре 1941 года два образца 105-мм самоходной гаубицы были на полигоне.

Вообще, хорошо так сошлось, правда? Генерал понимает, что если свои не могут создать требуемое, надо что-то делать. И делать быстро. Значит, нужно привлечь тех, кто тупо выполнит тупой приказ в стиле «мне все равно, но чтобы к утру было готово».

В итоге – вуаля! Две недели ударного труда головами и кувалдами в паровозном КБ – и САУ едет на полигон! Своим ходом!

Военные реально были в шоке от технических решений железнодорожников. На машинах Т32 (именно так обозначались эти два объекта) стояли полевые гаубицы почти в первозданном виде. Ну слегка подпилили, чтобы орудие влезло в рубку, которая получилась при обработке танка кувалдой и рашпилем...

Орудие стояло на своем стандартном лафете, включая нижний станок и часть станин в броневой прямоугольной рубке.



Результат испытаний военным понравился. Машины забрали в Форт-Нокс для некоторой модернизации. В частности, армейские офицеры настояли на усилении бронирования рубки. При этом, учитывая место САУ в бою, пошли на уменьшение угла возвышения орудия. Ну и традиционный зенитный пулемет.



Именно в таком виде Т32 была принята на вооружение под обозначением 105-mm Howitzer Motor Carriage M7 в апреле 1942 года. И буквально через считанные дни началось серийное производство новых САУ. Первые машины собрали на American Locomotive Company. Но увы, после выпуска 2814 машин производство прекратили в 1943 года. По логике история М7 на этом должна была закончиться.

Но на войне как на войне. Уже в марте следующего года машины вновь начали выходить из цехов заводов. С марта 1944 года по октябрь этого же года выпустили ещё 500 машин. Всего было выпущено 3490 САУ М7 (с октября 1942 года по февраль 1945 года). Но в марте 1945 года потребность в машинах опять выросла.

С 1944 года базой для САУ М7 «Прист» (M7 Priest) стал другой танк — М4 "Шерман". Естественно, новое шасси и опыт боев несколько изменили машину. Теперь «Прист» получил откидные борта, цельнолитую часть корпус и небольшие изменения ходовой части. 

Количество новых «Священников», теперь уже под индексом М7В1, выпущенных за год, — 826 единиц.

Всего же фронт получил 4316 САУ М7 обеих модификаций (апрель 1942-февраль 1945 годов). Такова история.

Что же такого интересного мы можем увидеть в машине, которая по мнению некоторых исследователей, совсем не была чем-то выдающимся? Почему, к примеру, эту машину до сих пор уважают в некоторых странах? Почему даже в 70-е годы 20 века эта старушка (или все-таки старичок?) очень достойно показала себя в войне Судного дня? Короче, идем щупать, дергать и крутить...

Начнем с «настоящих» М7. Тех, что были созданы на базе «Генерала Ли». Если смотреть на эту машину внимательно, то становится ясно, что ходовая, двигатель и трансмиссия полностью танковые. Более того, даже специфические черты М3 Ли сохранились. 

Тот самый спонсон, что был у Ли и который тем самым несколько "перекосил" лицо танка, остался почти неизмененным. Лобовая часть корпуса, которую собирали из 3-х литых частей сохранила более низкую правую часть. Так же как у «Ли», левая и центральные части были выше правой.



У более поздних машин на базе «Шермана» М4 (М7В1) эта особенность отсутствует. Сохранилась правда общая конструктивная особенность — три детали. Но теперь все они были одинаковой высоты. 

Даже болты, которыми соединялись детали лба и сам лоб крепился к корпусу и цельной плите сохранились. Кстати, несмотря на архаизм болтового крепления, такое решение имело вполне рациональное объяснение. Отливка носовой части машины была одновременно картером дифференциала и бортовых передач. 

Таким образом, при ремонте этих агрегатов, а также коробки передач, достаточно было просто открутить болты. Тем самым разобрать носовую часть и производить ремонт или замену. Согласитесь, в полевых условиях такая возможность многого стоит. Если болты не перекосит и не заклинит.

Дальше рубка. Обычная сварка из 12,7-мм броневых листов. Крыши нет. В передней части сделана амбразура для гаубицы. Орудие полевое, 105-мм полевая гаубица М2А1. Интересная деталь, на которую почему-то не обращают внимания. Гаубица бронирована. Да, бронировка орудия небольшая, но она есть.



Как говорилось выше, военные при создании этой машины пошли на некоторое ухудшение боевых свойств гаубицы. Орудие имело довольно небольшой угол вертикального наведения: от -5 до +35 градусов. Вызвано это тем, что при более большом угле возвышения гаубица при выстреле упиралась в корпус машины. Поэтому даже 35 градусов можно считать больше техническими данными, чем реально используемыми в бою.

Но зато орудие могло наводиться по горизонтали. Что при неподвижной рубке серьезный плюс. Угол горизонтального наведения вправо был +30 градусов. А вот с горизонтальным наведением влево были проблемы. Спасибо папочке «Ли». Влево по горизонту гаубица наводилась только на 15 градусов. 



В целом впечатление от боевой рубки не очень. Вести огонь всем экипажем там было не просто. У одного из авторов даже возникла бредовая идея о том, что кому-то надо было находиться на броне или в башенке с пулеметом. Развернуться, да ещё и со снарядом в руках для нормального мужчины, а в артиллерию слабаков не брали, проблематично.



Учитывая, что расчет-экипаж был 7 человек, шестеро из которых тусили в рубке (водитель сидел впереди-внизу), в плане разворотливости было не очень. Мы забрались в рубку втроем, и мнение такое – надо быть очень слаженным расчетом, чтобы нормально вести огонь, не покалечив товарища по оружию. Снарядом по голове, например.

В правой части боевой рубки находился тот самый привет от папаши, остаток спонсона, которому «Прист» и обязан тем, что его так назвали — специальная цилиндрическая башенка, в которой на турели крепился пулемет. Это обычный для американцев того периода зенитный 12,7-мм Browning M2HB с боекомплектом. Пулемету полагалось 300 патронов.





В варианте М7 боекомплект гаубицы составлял 57 унитарных выстрелов. Снаряды были четырех видов. Кумулятивные, осколочно-фугасные, зажигательные и дымовые. Соответственно, для выполнения поставленных задач экипаж мог варьировать количество различных боеприпасов, увеличивая число необходимых в конкретной обстановке. 

Для машин М7В1 в боекомплект добавили ещё 12 снарядов. Правда, такая щедрость была оплачена исчезновением одного сидячего места в боевой рубке. Но, не до жиру, быть бы живу.





Гаубица САУ имела прекрасные для своего класса характеристики. Максимальная дальность стрельбы была выше, чем у аналогичных машин вермахта — 10 424 м! Практически в два раза дальше немцев! Да и скорострельность — 8 выстрелов в минуту позволяла эффективно вести огонь по врагу.







Дальше по ходу движения, в кормовой части машины находился уже известный нам по М3 «Ли» 9-цилиндровый, четырехтактный, звездообразный карбюраторный двигатель с воздушным охлаждением Continental R-975-EC2. Двигатель при 2400 об/мин имел мощность 340 л/с. 

Тут необходимо пояснить особенность более поздней М7В1. На этих машинах двигатель был другой. Continental R-975-C1. Что понятно, так как именно этим двигателем оснащались «Шерманы». R-975-C1 был на 10 "лошадок" мощнее предшественника. 

Двигатель был прожорлив до невозможности. При емкости топливных баков в 662,5 литров и массе машины в 23 тонны, он разгонял САУ до 38,6 км/ч и имел запас хода всего 193 км. Для боя такой скорости хватало впритык, а вот быстрых перемещений вне боя этого было явно недостаточно.

Немного о трансмиссии. Она опять же стандартна для танка М3. Для экономии места просто перечислим агрегаты. Главный фрикцион сухого трения, смонтированный внутри маховика двигателя. Карданный вал. Коробка передач, пятискоростная с синхронизаторами. Двойной дифференциал типа "Клетпак". Бортовые передачи.


Вот так, в обнимку с коробкой, сидел водитель.

Ходовая часть так же полностью копирует танк. Те же самые шесть обрезиненных катков в трех балансировочных тележках. Те же самые буферные пружины, удерживающие тележки. Три поддерживающих катка. То же переднее расположение ведущего колеса со съемными венцами. Тот же кривошипный механизм натяжения гусениц на направляющем колеса в корме. Резинометаллические гусеницы мелкозвенчатые цевочного зацепления по 79 траков каждая.





В целом, машина получилась. При всех недостатках, это все-таки была самоходная гаубица. Даже при том, что сами американцы практически сразу после появления на вооружении в январе 1945 года более современных самоходных гаубиц САУ М37, перевели их в "замещающий стандарт".

Для понимания некоторых особенностей машины просто необходимо вспомнить некоторые операции, с участием "Священников". Вспомнить для акцентирования внимания на плохих и хороших качествах машины.

Итак, Операция по захвату Сицилии. «Присты» идеально десантировались с кораблей. Это не плавающая машина. Тем не менее, даже при достаточно серьезном уровне воды, САУ вышли на берег и пошли в бой, поддерживая десантников.

Там же САУ впервые использовались не по прямому назначению — ведению огня с закрытых позиций, как положено гаубицам, а для стрельбы прямой наводкой. Вполне успешной стрельбы. Артиллерию противника они подавили.



Война на Филлипинских островах. Армия США задействовала три батальона М7. Здесь проявилась ещё одна грань этой машины. На Филиппинах М7 «Прист» была самоходным штурмовым орудием!

 

Конкретно это — Окинава.



Есть и маленькие солдатские хитрости, связанные с углом вертикального наведения гаубицы. Дело в том, что при приемке САУ на вооружение, армейские генералы не учли одного фактора. Машины должны воевать не только на равнине, но и горной и холмистой местности.

И вот тут-то и вспомнили о небольшом угле вертикальной наводки. При стрельбе с пологих спусков гаубица не могла показать требуемую пехотой дальность стрельбы. Вместо положенных 10+ км, орудия стреляли на несколько километров ближе.

Те, кто владеет в достаточной степени английским языком, прекрасно знают, что он не хуже русского является великим. И имеет в своем составе достаточно сальных выражений, чтобы заставить выполнить требуемую задачу. Экипажи САУ быстро освоили новый способ стрельбы именно из «Пристов».

Машину загоняли на специально созданную горку. Проще говоря, насыпали земляной вал и ставили машину "носом вверх". Нельзя поднять гаубицу, но можно поднять всю машину целиком. Эффект тот же. Требуемая дальность стрельбы достигнута.

Боевая жизнь "Священников" М7 началась с участия в самой известной на Западе битве — сражении под Эль-Аламейном в октябре 1942 года. Западные историки сравнивают эту битву с Курской. Для того, чтобы все понять, достаточно посмотреть количество бронетехники в обоих сражениях и количество потерь. Сравнение просто смешное получается, но ладно, пусть говорят... 


Американцы почему-то не стали создавать модификации «Пристов». А вот британцы занялись этим почти сразу после получения первых машин. Уже в ноябре 1942 года в Африке можно было увидеть «Присты» БТРы и «Присты» артиллерийские наблюдательные машины. Да и на самих САУ появились маленькие, но улучшения. Например, литые крышки трансмиссионного отделения.

Официально М7 «Прист» имели две модификации. Первая «Прист-Кенгуру» (Priest Kangaroo). Создана по инициативе командира 2-го канадского корпуса генерал-лейтенанта Г. Саймондса в начале августа 1944 года в ходе наступления на Фалез. 76 САУ «Прист» были разоружены. Амбразуры заварили. Борта нарастили бронелистами.



Таким образом получился БТР. Из первоначального вооружения там остался лишь пулемет. По разным данным БТР мог перевозить от 15 до 20 солдат. «Кенгуру» получил солдатское прозвище «Расстрига» или, дословно, «священник, лишенный сана» (defrocked Priest).

Ещё одна машина, внешне очень похожая на «Кенгуру», называлась «Прист ОР». Там тоже убрали все артиллерийское вооружение. Взамен поставили дополнительную радиостанцию, полевой телефон и другое оборудование, необходимое для артиллерийского наводчика. «Прист ОР» была именно машиной артиллерийских наблюдателей-наводчиков.

Ну и третий вариант САУ. Правда, участвовать в боях этой модификации не удалось. Она закончила свой век на артиллерийском Абердинском полигоне. Но она была. Т51 или 25-фунтовая самоходная гаубица. М7 перевооружили и установили на неё 25-фунтовую (87,5-мм) британскую гаубицу в июле 1942 года. но по результатам испытаний машина признана не соответствующей требованиям армии.

Жизнь «Священников» была достаточно долгой. Даже в США эти машины находились на вооружении до 50-х годов прошлого века. А были «Присты» британские, аргентинские, французские, португальские, турецкие и ещё многих стран.



Да и воевать эти «Священники» закончили почти через 30 лет после окончания Второй мировой войны. Последний официально зафиксированный бой этих машин произошел в 1973 году во время войны Судного дня. Именно тогда израильские артиллеристы в последний раз нанесли удар по врагам из этих заслуженных ветеранов.

А теперь традиционные тактико-технические характеристики (машины улучшенной серии М7В1):



Размеры:
— длина (с пушкой вперед): 5,77 м; 
— ширина: 2,8 м; 
— высота: 2,9 м

Масса: 23 т
Экипаж: 7 чел



Двигатель: 9-цилиндровый радиальный бензиновый двигатель воздушного охлаждения "Континентал" R 975 ЕС, мощностью 400 л.с. (294 кВт) при 2500 об/мин

Максимальная скорость: 40 км/час по шоссе
Запас хода: 260 км по шоссе



Бронирование: 
— лоб: 103 мм; 
— борт, корма: 38 мм

Вооружение: 105-мм пушка М2А1, 12,7-мм пулемет M2HB
Боекомплект: 69 выстрелов, 600 патронов

Преодолеваемые препятствия: 
— брод глубиной 0,91 м; 
— стенка высотой 0,61 м; 
— ров шириной 2,26 м; 
— угол подъема 30°

Кто не верил, что из того самого не получается конфета? Не всегда, согласны. Но вот вам пример, когда получилась.

Популярное

))}
Loading...
наверх