Последние комментарии

  • Лаврентий Палыч Берия21 июля, 1:41
    У вертолётов США на час полёта минимум 5 часов обслуживания, у вертолётов РФ на 12 часов полёта 3 часа обслуживания. Афганские ВВС критикуют вертолёты США и хотят летать на Ми-35
  • Александр Романченко20 июля, 20:19
    А что Эстонцы - то? Они жили в СССР и служили в Советской Армии. Да многие из них, наверняка, прошли, как и мы, через...Британская морская пехота не смогла "отбить" остров у эстонских ополченцев
  • Евгений Георгиевич20 июля, 20:00
    Охренеть! И это одна из лучших стран НАТО. Воюют медленнее эстонцев.Британская морская пехота не смогла "отбить" остров у эстонских ополченцев
  1. Блоги

Битва при Лиссе. Первое морское сражение броненосных эскадр

Всегда что-то бывает самым первым. Первым был французский броненосец «Ла Глори», причем это был мореходный трехмачтовый корабль, по образцу которого были построены еще два. Он вошел в строй еще в 1860 году, и о нем большую статью опубликовал журнал «Scientific American», а англичане тут же сделали свой броненосец «Уорриор», а затем и «Блэк Принц», но… плавали они себе по морю, а если из пушек и стреляли, то лишь на учениях и салютуя чужому флагу.
В бою они не сталкивались, несмотря на все англо-французские противоречия.



Сражение при о. Лисс. Изображение из «Военной энциклопедии» товарищества И.Д. Сытина. Санкт-Петербург); 1911—1915 гг. 
 


Противоречия были и между северными и южными штатами Северной Америки. И оказались они куда серьезнее, потому что привели к ожесточенной междоусобной войне. А на войне, как известно, все средства хороши, и вот именно так у южан и появился броненосец «Вирджиния», тоже во многом первый в своем роде, ну а северянам просто ничего иного не оставалось, как ответить на его появление постройкой своего «Монитора». И когда они схватились между собой на Хемптонском рейде, это стало первым в истории боем броненосных кораблей. Но оказал ли этот бой сколько-нибудь серьезное влияние на тактику войны на море?


«Битва при Лиссе». Иллюстрированное издание 1883. (Библиотека Конгресса США)

Нет, не оказал, хотя все страны и принялись дружно строить мониторы. Было очевидно, что это очень специфические корабли, плавать на которых в открытом море очень даже опасно, какими бы совершенными они ни были.

То есть все опять вернулось к тому, с чего и началось: флотам требовались броненосные корабли с океанской дальностью плавания, которые не опрокидывались бы в шторм и при этом имели бы и много пушек, и… надежную броневую защиту от воздействия их снарядов.


«Битва при Лиссе». Картина Людвига Рубелли фон Штурмфеста.

И вот здесь-то очень важную роль в истории войн на море довелось сыграть сражению при Лиссе – небольшом острове в Адриатическом море, который сегодня называется островом Вис и лежит у далматинского побережья Хорватии. В 1811 году возле этого острова уже происходило сражение английского флота с объединенным флотом Франции и Венеции, закончившееся разгромов союзников. Теперь же, а именно 20 июля 1866 года вблизи этого острова встретились итальянский флот, которым командовал адмирал Карло ди Персано, и австрийский флот под командованием контр-адмирала Вильгельма фон Тегетхоффа. И вот именно это сражение стало первым в истории войн на море сражением целых броненосных эскадр. И именно оно самым серьезным образом повлияло и на тактику морского боя, и на конструкцию новых боевых кораблей!


«Битва при Лиссе». 226 стр. альбома «Война 1866 г.» (Британский музей, Лондон)

Самое забавное – если в войне вообще может быть что-нибудь забавное, заключалось в том, что военно-морские флоты и Италии, и Австрии к боевым действиям на море были не готовы. У австрийцев, например, не были достроены два броненосца. Причем в понятие «недостроенные» входило стопроцентное отсутствие на них артиллерии, заказанной в Пруссии, которая выступила против Австрии в союзе с Италией. Правда, контр-адмирал Тегетхофф, хоть он и был назначен командующим флотом буквально накануне войны, успел хотя бы как-то привести его в боевую готовность. Новые броненосцы получили временный рангоут, а вместо новых… старые гладкоствольные пушки, которые снимались с других, устаревших парусно-винтовых линкоров. Сами же эти самые «старые корабли», деревянные и безбронные, но хотя бы еще как-то годные для боя, начали обшивать толстыми досками и «бронировать» их борта, используя для этого железнодорожные рельсы и даже якорные цепи. Ну, о броне из рельсов, которыми была забронирована «Вирджиния», писали тогда много. А вот цепи… сегодня ими «бронируют» израильские танки «Меркава», подвешивая их позади башни. Очевидно, что также вертикально их крепили и по бортам на австрийских деревянных кораблях. Тут главное заключалось в том, чтобы из закрепить прочно, чтобы они таким образом могли бы противостоять неприятельским ядрам. Ну, а еще адмирал ежедневно проводил учения, а с офицерами флота обсуждалась тактика предстоящего боя. И как только война была объявлена, Тегетхофф со своими кораблями тут же вышел в море и занялся поисками неприятеля.

Битва при Лиссе. Первое морское сражение броненосных эскадр

Контр-адмирал Вильгельм фон Тегетхофф. Литография 1866 г.

Итальянский флот в это время австрийский флот превосходил. Но командовавший им адмирал Персано отказывался выйти в море, мотивируя это тем, что ни корабли, ни команды к бою не готовы. Но при этом он и мер по исправлению всех этих печальных обстоятельств никаких не предпринимал, словно ожидая, что все исправится как-то само собой. Между тем правительству Италии нужны были победы, потому что, что же это за война без побед. Так и всю популярность в народе растерять не долго! Поэтому оно потребовало от него активных действий. Делать было нечего, и 17 июля адмирал Персано приказал флоту выйти в море со своей базы в Анконе и направиться к долматинскому побережью. Уже утром 18 июля он подошел к острову Лисса, где в то время находилась австрийская морская крепость. Телеграфный кабель, проложенный под водой с острова на материк, был перерезан, однако Тегетхоффу из крепости успели передать сообщение с просьбой о помощи и даже получить от него ответ. Адмирал успел телеграфировать: «Держитесь, пока флот не подойдет к вам!», после чего связь оборвалась. Ну и крепость держалась и 18, и 19 июля, а итальянские корабли занимались тем, что ее обстреливали, а она в свою очередь им отвечала и вела по ним интенсивный ответный огонь. И он был точнее, чем стрельба итальянцев, так как некоторые их корабли получили повреждения, а броненосец «Формидабиле» был полностью выведен из строя. А еще на итальянских кораблях сожгли много угля и без особого успеха израсходовали довольно много снарядов. И они еще не знали, что уже 19 июля австрийский флот покинул свою главную базу в Поле и вышел в море, держа курс на остров Лисса.



Адмирал Карло Пеллион ди Персано.

Утром 20 июля на море было волнение. Дозорное судно австрийцев обнаружило противника уже в 6.40 утра, однако затем заштормило еще сильнее, пошел сильный дождь, скрывший из виду неприятельские корабли. Многие офицеры вообще сомневались, что при столь сильном волнении возможно сражение. Но вскоре, словно предчувствуя важность момента, море неожиданно успокоилось, видимость прояснилась, и Тегетхофф тут же отдал приказ по эскадре сомкнуть строй и полным ходом идти на противника. И тут австрийские корабли, построенные тремя отрядами, начали атаку, развив скорость хода от 8 до 10 узлов. Между тем на эскадре Персано в это время готовились высаживать десант на остров. Поэтому итальянские корабли, занимали позицию вокруг осажденного ими острова и меньше всего были готовы к отражению удара со стороны моря. Было 9 часов утра, когда сигнальщики на итальянских кораблях наконец-то увидели черные силуэты австрийских кораблей, шедших к ним с северо-запада.


«Битва при Лиссе». Картина Константина Воланакиса. 


Картина К. Воланакиса в зале, посвященном битве при Лиссе в военно-морском музее в Вене.

Здесь пора начать считаться кораблями и пушками и в итоге получится так, что у итальянцев было 12 броненосных кораблей, включая большие 5700-тонных «Ре д’Италия» (на котором держал свой флаг адмирал Персано) и «Дон Луиджи Ре ди Портогалло» (более известный как «Ре ди Портогалло»), 4300-тонные броненосцы «Мария Пиа», «Кастельфидардо», «Сан Мартино» и «Анкона», немного меньшие по размерам 4000-тонные «Принчипе ди Кариньяно» и «Аффондаторе» (представлявший собой башенный монитор), 2700-тонные «Террибиль» и «Формидабиле», и «Палестро» и «Варезе» водоизмещением в 2000 тонн. «Ре д’Италия» и «Ре ди Портогалло» строились в США (заложены в 1861 году, прибыли в Италию в 1864-ом), а «Аффондаторе» в Англии. Причем сами итальянцы считали его чуть ли не образцовым кораблем для своего флота, поскольку он был построен с учетом опыта Гражданской войны в США, имел довольно высокий борт и две самые современные по тому времени орудийные башни конструкции инженера Кольза. «Реджина Мария Пиа», «Кастельфидардо», «Сан Мартино» и «Анкона» были заказаны во Франции и получены флотом в 1864 году. Наконец, броненосный корвет «Принчипе ди Кариньяно» являлся первым броненосцем итальянской постройки, то есть итальянцы развивали и собственное военное судостроение и довольно-таки успешно. Можно сказать, что адмирал Персано в качестве военно-морского министра проявил себя с наилучшей стороны, обеспечив свой флот самыми новыми и в достаточной степени однотипными кораблями, да к тому еще и броненосцами, обладавшими в принципе удовлетворительной для Средиземного моря мореходностью, скоростью хода и маневренностью. Что касается вооружения, то большинство итальянских броненосцев имели от 16 («Террибль») до 30 («Ре д’Италия») нарезных орудий среднего калибра английского производства. «Ре д’Италия», «Ре ди Портогалло» и «Аффондаторе» имели вдобавок еще и по два тяжелых орудия, причем у последнего монитора они же были и единственными его пушками вообще. Броненосные канонерские лодки также имели по два тяжелых орудия. Но кроме броненосных судов итальянцы имели еще 11 старых деревянных кораблей, включая шесть паровых винтовых фрегатов, имевших шесть нарезных и 30 гладкоствольных орудий, четыре колесных корвета, а также транспортные и посыльные суда. Все итальянские корабли имели светло-серую, шаровую окраску.


«Битва при Лиссе». Картина Карла Фридриха Серенсена.

В составе австрийской эскадры было 7 броненосных кораблей: «Эрцгерцог Фердинанд Макс» (флагманский корабль адмирала Тегетхоффа) водоизмещением 5100 тонн и «Габсбург», «Кайзер Максимилиан», «Принц Ойген» и «Дон Хуан» (3600 тонн); «Драхе» и «Саламандер» (3000 тонн). Броненосцы (кроме первых двух) вооружались 16-18 нарезными орудиями, а кроме того, имели еще и по 10-16 гладкоствольных. «Фердинанд Макс» и «Габсбург» имели всего по 18 гладкоствольных пушек. Среди небронированных кораблей выделялся деревянный двухдечный винтовой линкор «Кайзер», водоизмещением 5200 тонн, имевший на двух своих палубах 90 крупнокалиберных гладкоствольных орудий. Пятерка винтовых фрегатов, каждый с 3-4 нарезными пушками и 20-40 гладкоствольными, один парусно-винтовой корвет, а также семь канонерских лодок и, кроме того, дозорно-посыльные суда без вооружения, также находились при эскадре. Все корабли были построены на австрийских верфях и окрашены в агрессивный черный цвет.


Броненосец «Эрцгерцог Фердинанд Макс».

Чисто теоретически итальянцы имели полное преимущество перед австрийцами. Ведь у них было 34 корабля, на борту которых находилось 695 орудий, тогда как австрийская эскадра состояла всего лишь из 27 кораблей и имела 525 орудий. Суммарный вес залпа всех австрийских кораблей был равен 23,5 тыс. фунтам, тогда как вес итальянского залпа был в два с лишним раза больше — 53,2 тысячи. Сами корабли итальянцев были больше по размерам и обладали более высокой скоростью хода. Нужно отметить и такое важное обстоятельство, как наличие у них большего числа нарезных орудий, которые только и могли пробивать броню. Их на итальянских судах было 276, тогда как на австрийских — всего 121 орудие. Крупнее был и калибр итальянских нарезных пушек. То есть превосходство их было подавляющим во всех отношениях. Флот противника превосходил их только в одном — лучшей боевой подготовке и слаженности всех сил. Кроме того, тактика австрийцев была более продуманной и отвечала месту и времени боя.


Броненосец «Ре д’Италия»

Австрийский адмирал построил свою эскадру тремя отрядами, в виде тупых клиньев, следующих один за другим. Во главе первого «клина», состоявшего из броненосцев, шел «Фердинанд Макс» под флагом адмирала Тегетхоффа. Им была поставлена задача прорезать вражеский строй и при этом по возможности таранить корабли противника. Следом за броненосцами шел второй клин, корабли которого брони не имели, но обладали многочисленной артиллерией; их задача состояла в том, чтобы добивать поврежденные корабли неприятеля. Последними двигались канонерские лодки, которые при необходимости должны были поддержать основные силы огнем своей артиллерии. Такой боевой порядок позволял свести на нет превосходство итальянцев в кораблях и артиллерии и нанести по ним сильный удар самыми сильными кораблями.


Броненосный таран «Аффондаторе». Очень странное судно: две башни, две пушки, две трубы, две мачты и один таран!

А дальше началось самое интересное. Едва только адмирал Персано получил сообщение о неприятеле, как он тут же начал командовать и передавать на свои корабли так много сигналов, что на других кораблях их просто не успевали разбирать. В результате вице-адмирал Джованни Альбини, который командовал отрядом, состоявшим из небронированных кораблей — фрегатов и корветов, вопреки приказу Персано отошел с ними в сторону и потому в сражении не участвовал! Два броненосца «Террибиле» и «Варезе» не успели подойти к эскадре, а «Формидабиле» поднял сигнал, что он небоеспособен, и потому начал отход. Все другие корабли медленно, но верно начали понемногу выходить навстречу неприятелю строем пеленга. Авангард, которым командовал контр-адмирал Джованни Вакка, состоял из броненосных кораблей «Принчипе ди Кариньяно», «Кастельфидардо» и «Анкона»; за ним следовал «Ре д’Италия» (флагманский корабль адмирала Персано), а далее «Сан Мартино» и «Палестро»; арьергардом, состоявшим из броненосцев «Ре ди Портогалло» и «Мария Пиа», командовал капитан Аугусто Риботти. При этом новейший броненосный башенный таран «Аффондаторе» ни в один из этих отрядов не входил, а располагался вне линии.


Броненосец «Палестро».

Однако затем произошло труднообъяснимое событие, самым пагубным образом повлиявшее на исход сражения. Дождавшись, когда построение эскадры было закончено, адмирал Персано вдруг поднял сигнал: «Построиться в строй кильватера». Понятно, что построенные в кильватерную колонну, итальянские корабли могли бы более эффективно использовать свою артиллерию. Но перестраиваясь, итальянские корабли уменьшили ход, что позволило австрийцам, спускавшимся на них полным ходом с севера, нанести удар первыми. К тому же адмирал Персано почему-то решил перенести свой флаг с броненосца «Ре д’Италия» на «Аффондаторе». Мотивировка могла быть только одна: он находился вне линии и по идее мог быть виден всем кораблям, уже растянувшимся на целых 13 миль на север от острова Лисса! Но вышло так, что центр и арьергард при этом замедлили ход, чтобы «Ре д’Италия» могла бы спустить шлюпку на воду и доставить адмирала на другой корабль. В то же время на кораблях авангарда сигнала не увидели, и все так же двигались вперед, все больше и больше отрываясь от эскадры. В довершение всех несчастий, адмирал Персано почему-то о своем переходе на «Аффондаторе» сигнализировать не стал. Возможно, что он посчитал, что поднятого на нем адмиральского флага и так будет достаточно. И, да, наверное, так и должно было быть. Однако получилось так, что смены флага на других кораблях просто не заметили и… так и продолжали считать флагманом «Ре д’Италия» и ждать приказов с этого корабля, а отнюдь не с «Аффондаторе». Таким образом необдуманные действия итальянского адмирала (хотя он, скорее всего, и считал их вполне оправданными!) итальянская эскадра перед самым сражением фактически полностью лишилась управления со стороны своего флагмана!


Военно-морской флаг Итальянского королевства.

Между тем, наблюдая за противником, адмирал Тегетхофф увидел разрыв в линии итальянских кораблей и решил, что у него есть все шансы повторить маневр адмирала Нельсона при Трафальгаре. Он приказал увеличить ход до полного и устремился в образовавшийся разрыв. Итальянские корабли встретили его авангардный отряд жестоким огнем, но уже в 11 часов утра он прорезал итальянскую эскадру как раз между ее авангардом и центром. Первое столкновение закончилось безрезультатно для обеих сторон. Огонь итальянских кораблей был неточным, а если их снаряды и попадали в австрийские корабли, то на расстоянии брони не пробивали. Но и австрийцам не удалось таранить ни один из итальянских броненосцев.


Схема сражение при острове Лисса.

Тут контр-адмирала Вакки, командовавший авангардом, решил проявить инициативу, набрал ход и попробовал обойти австрийские броненосцы с востока, чтобы ударить по находившимся за ними безбронным деревянным судам противника. Но австрийские канонерки сумели уклониться от этой атаки и начали отходить, вследствие чего три броненосца Вакки, бросившиеся за ними в погоню, были по сути дела выведены из боя.

Между тем Тегетхофф и его семь броненосцев уже напали на три броненосца, находившиеся в центре итальянской эскадры. И вышло так, что несмотря на превосходство в кораблях у итальянцев, в самом решающем месте боя более чем двукратное превосходство в кораблях оказалось на стороне австрийцев. Причем сражение практически сразу же превратилось в свалку кораблей, в которой они то и дело теряли друг друга из вида из-за густого порохового дыма от выстрелов. Тяжелее всех пришлось броненосцу «Ре д’Италия», который атаковали сразу несколько австрийских кораблей. На помощь ему подошел «Палестро», но тут же был подожжен огнем с австрийского «Драхе». Впрочем, «Драхе» тоже пострадал, потеряв своего командира и грот-мачту, на нем начался пожар и была повреждена паровая машина. Все это не позволило ему преследовать горящий «Палестро», сумевший отойти под прикрытие возвратившихся к месту боя броненосцев адмирала Вакки.


Флаги Австро-Венгрии.

Между тем адмирал Тегетхофф, настроенный очень решительно, два раза на своем «Фердинанде Максе» таранил «Ре д’Италия», но оба раза неудачно, поскольку удары, которые он наносил, оказались скользящими и обшивку корабля не пробили. Но час итальянского флагмана уже пробил и спасти его не могло уже ничто. Теперь его таранил броненосец «Кайзер Максимилиан», разбивший у бывшего флагмана руль. Понимая, что одновинтовым кораблем теперь управлять невозможно, командир «Ре д’Италия» Фаа ди Бруно попытался вывести свой корабль из боя и направился в сторону броненосца «Анкона» адмирала Вакки, рассчитывая на помощь. Путь ему перерезал какой-то австрийский броненосец. И вот тут-то ди Бруни, вместо того чтобы воспользоваться случаем и протаранить неприятельский корабль, почему-то отдал приказ дать задний ход. И это стало его фатальной ошибкой, потому что слева от него в дыму двигался «Фердинанд Макс».


Адмирал Тегетхофф в битве при Лиссе. Иллюстрация из книги «Битвы 19 века», издательство Кассель и К, 1901 г. (Библиотека Калифорнийского университета)

Когда австрийский адмирал различил в клубах дыма огромную серую массу итальянского броненосца, он не колебался ни минуты, а тут же отдал команду: «Полный вперед!» Расстояние позволяло, поэтому «Эрцгерцог Фердинанд Макс» успел разогнаться и с хода ударить броненосец «Ре д’Италия» прямо в середину его корпуса. Удар был такой страшной силы (да еще и направленный строго перпендикулярно!), что пробил и броню, и деревянную обшивку борта, и сделал пробоину в 16 квадратных метров. В нее широким потоком сразу же устремилась вода, едва только австрийский броненосец, вырвав таран из пробоины, отошел от своего противника. Смертельно раненный броненосец сначала накренился вправо, затем влево, после чего начал быстро погружаться в воду носом вперед. Капитан ди Бруно застрелился, но зато другие итальянцы, находившиеся на палубе, до самого конца продолжали стрелять по австрийцам. Ровно в 11 часов 20 минут броненосец «Ре д’Италия» затонул. Команда «Фердинанда Макса» стала спасать плававших в воде итальянцев, но тут на него напал броненосец «Сан Мартино» и ему пришлось вынужденно отойти и вступить с ним в бой.

Между тем события развивались следующим образом: австрийские небронированные корабли под командованием Антона фон Пеца неожиданно столкнулись с итальянскими броненосцами, которые спешили на помощь гибнущей «Ре д’Италия», и быстроходным броненосным тараном «Аффондаторе», хотя по плану ему предстояло сражаться с неброненосными кораблями. Однако фон Пец, державший свой флаг на линкоре «Кайзер», не растерялся и попытался… таранить «Аффондаторе», а когда тот отступил (!), бросился на помощь двум австрийским фрегатам, которые оказались в тяжелом положении, встретившись с итальянскими броненосцами. При этом деревянный «Кайзер» хотя и вынужден был сражаться сразу с четырьмя противниками, вел по ним сильный огонь из своих 90 пушек, а затем вновь пошел на таран итальянского броненосца «Ре ди Портогалло»!


Линкор «Кайзер» после тарана «Ре ди Портогалло»!

От сильного удара итальянский броненосец вздрогнул всем корпусом, люди попадали с ног, но деревянный форштевень австрийского корабля не смог пробить металлическую обшивку, поэтому и потопить «Ре ди Портогалло» не удалось, хотя он и потерял часть броневой обшивки борта. Правда и «Кайзер» пострадал очень сильно: огнем с итальянских кораблей с него была сбита труба и мачты. Несмотря на это он смог, однако, направиться в сторону Лиссы. Вот тут его и попытался таранить «Аффондаторе», развивший полный ход. И конечно же старый, да к тому же еще и тяжело поврежденный корабль, не смог бы уклониться от его удара, если бы адмирал Персано в самый последний момент по какой-то неведомой причине не то отказался от тарана, не то… промахнулся, а в результате «Кайзер» получил возможность уйти в гавань под защиту крепостных пушек.


Броненосец «Эрцгерцог Фердинанд Макс» в 1868 году.

Между тем схватка броненосцев продолжалась. Причем адмирал Персано на «Аффондаторе» попытался таранить броненосец «Принц Ойген», но его и на этот раз постигла неудача. Тегетхоффу также не удалось таранить еще один итальянский корабль. Зато «Сан Мартино» столкнулся с «Марией Пиа» и получил сильную течь. Причем все это время корабли вели интенсивный артиллерийский огонь, причем итальянцы сделали больше выстрелов, чем австрийцы (4 тысячи против 1,5 тысяч). На «Мария Пиа» возник сильный пожар, который лишь чудом не привел к взрыву крюйт-камеры. Броненосец «Анкона» также загорелся, к тому же на его батарейной палубе разорвалась бомба, попавшая внутрь через открытый для стрельбы орудийный порт. Считается, что сильные пожары на итальянских кораблях были вызваны применявшимися австрийцами зажигательными снарядами и разрывными бомбами. Причем, как раз в это время во флоте стали приняться разрывные снаряды с простейшими ударными взрывателями, представлявшими трубку и с массивным подпружиненным байком и капсюлем, между которыми в качестве предохранителя засыпался… порох. При выстреле из орудия его поджигали раскаленные газы, он сгорал и… освобождал боек, который при ударе снаряда о нечто твердое по инерции шел вперед и накалывал капсюль. Такие взрыватели были довольно ненадежны и даже опасны, но зато они позволяли подрывать фугасные и зажигательные снаряды в момент удара, что приводило к сильным разрушениям на кораблях.

В 12 часов обе эскадры поменялись местами и смогли отойти друг от друга. Теперь корабли Тегетхофф находились у Лиссы, а эскадра Персано — к северу от острова. Теперь уже Тегетхофф построил свои броненосные корабли в кильватерную колонну, чтобы прикрыть ими свои деревянные суда. Хотя итальянский флот был по-прежнему сильнее австрийского, боевой дух его моряков был если и не сломлен, то вне всякого сомнения, подвергся весьма тяжкому испытанию, ведь у них на глазах от таранного удара в считанные минуты погиб их флагманский броненосец… Поэтому итальянцы не горели желанием атаковать столь жестокого противника, а австрийцы тоже выжидали, надеясь, что возможно итальянцы все же отступят. И их ожидание было вознаграждено судьбой.


Битва при Лиссе. Взрыв броненосца «Палестро». 227 стр. альбома «Война 1866 г.» (Британский музей, Лондон)

Все это время «Палестро» горел и пожар на нем потушить никак не удавалось. Однако в 14.30 огонь наконец-то добрался до разложенного у его палубных орудий боезапаса… В итоге корабль взорвался на глазах у обоих флотов. Нервы у итальянцев не выдержали, и они начали беспорядочно отходить. Тегетхофф сразу же отдал приказ: «Начать погоню за неприятелем!» Австрийские корабли быстро перестроились и тремя колоннами начали преследование. Но их броненосцы менее быстроходные, чем итальянские, не могли их догнать. Видя бесцельность погони, Тегетхофф ближе к вечеру отменил свой приказ. После этого уже в 10 часов ночи адмирал Персано направился со своими кораблями Анкону, а Тегетхофф повел свою эскадру на базу в Полу.


Памятник адмиралу Тегетхоффу в Вене.

Вот так и получилось, что австрийцы при Лиссе добились полной победы над итальянцами. Причем они, сражаясь в меньшинстве и на худших кораблях, смогли не только помочь своей островной крепости, но и нанести противнику значительно больший ущерб, по сравнению со своим. Итальянский флот потерял сразу два броненосца, причем вместе с ними погибло более 600 человек, в то время как австрийцы не потеряли ни одного корабля, а их людские потери составили всего 38 человек. Хотя на исход войны эта победа ну никак не повлияла, поскольку Австрия была разбита на суше. 

Но главное было сделано. Битва при Лиссе вошла во все учебники по военно-морской тактике, во все пособия для флотоводцев и учебники для гардемаринов, в наставления артиллеристам и судостроителям. Теперь любой разговор морских офицеров и начинался, и заканчивался ссылками на это сражение: «А вы знаете, что при Лиссе…» Битва стала своего рода «священной коровой» морских битв, покуситься на опыт которой теперь мог бы только ненормальный. Отмечалась и подвергалась внимательному рассмотрению и оценке любая мелочь, любая деталь… Вот Тегетхофф управлял кораблями, стоя на мостике своего корабля, не обращая внимания на снаряды и осколки – «вот это смелость и пример для моряков», «а Персано ни разу не покинул броневую рубку «Аффондаторе»» и… «вот поэтому-то у него не хватило храбрости пойти на таран».


Памятник адмиралу Тегетхоффу в Граце.

Тут надо заметить, что итальянскому адмиралу Персано, державшему свой флаг на башенном броненосном таране «Аффондаторе», дважды предоставлялась возможность совершить таран деревянного двухдечного линкора «Кайзер» и гарантированно отправить его на дно, но всякий раз в самый критический момент, видимо, нервы ему изменяли. Было еще несколько попыток тарана, но корабли-цели смогли от своих противников увернуться. Таким образом при Лиссе имел место всего один единственный удачный таран, но людская молва и страсть к преувеличениям придали ему поистине эпохальное значение. То, что другие тараны не удались, морские специалисты отнесли к неразберихе и сумятице, возникшей в силу плохой видимости из-за дыма пушечных выстрелов.


ТТХ кораблей –участников сражения.

Практически все три последовавших за этой битвой десятилетия, вплоть до японо-китайской войны, именно Лисса рассматривалась как образцовый пример успешного морского сражения. Мало того, она стала причиной абсолютизации броневой защиты и недооценки огня артиллерии. Именно таран стал рассматриваться в качестве главного оружия боя, что вызвало к жизни и совершенно специфический тип таранного башенного броненосца. Тактика морского боя стала считать главным таранный удар, превращавший сражение в «собачью свалку» отдельных кораблей. Конструкция корабля также стала подчиняться его главному боевому предназначению – таранному удару! 

П.С. Вот и не верь после этого предчувствиям. Адмирал Персано словно знал, чем все кончится. Он проиграл битву, но остался в живых!

Цветная карта и иллюстрации А. Шепса.

Популярное

))}
Loading...
наверх