Последние комментарии

  • Владимир Eвтеев20 мая, 3:21
    Увы, но автор прав. Яковлев  был  талантливым  авиаконструктором,Ю что никак не мешало ему  быть завистливым  и жесто...Против Поликарпова. Истребитель И-185, или История подлости и предательства
  • Адильхан Асадуллаев19 мая, 22:41
    Судя по санкциям, США уже про*рали "свободный рынок"... По вооружению - России, у которой соотношение цена-качество г...США начнут платить странам за отказ от российского оружия
  • тимофей19 мая, 21:27
    По прочтении книги "цель жизни" а.Яковлева остаётся неприятный осадок...Чувствуется,что писал её не совсем искренний ...Против Поликарпова. Истребитель И-185, или История подлости и предательства

О фрегатах проекта 22350М в свете последних новостей

День Великой Победы подарил нам не только праздничное настроение, но и приятные новости для всех, кто интересуется современным состоянием флота. Речь идет о сообщении ТАСС, согласно которому существующие планы перевооружения ВМФ предполагают строительство 12 фрегатов проекта 22350М, то есть «усовершенствованный Горшков».
 


Возможно, один из предварительных "набросков" фрегата проекта 22350М

 


Конкретики, увы, не так много, как хотелось бы, но тем не менее говорится о том, что:

1. Технический проект на новый корабль будет разработан до конца 2019 г.

2. Строительство головного фрегата будет завершено в 2027 г.

3. Строительство следующих 11 серийных кораблей будет завершено позднее, уже в рамках следующей госпрограммы вооружений.

4. И, наконец, «вишенка на торте» — водоизмещение корабля составит 7 000 т, вооружение будет увеличено до 48 ракет «Оникс»/«Калибр»/«Циркон», а боекомплект зенитных ракет составит до 100 ЗУР комплекса «Полимент-Редут». 

Как видим, информацией нас не балуют: но все же и то, что было сказано, внушает осторожный оптимизм.

Перспективы строительства



Они, как ни странно, довольно-таки прозрачны и понятны. До сих пор белоснежный фрегат наших кораблестроительных программ разбивался вдребезги, столкнувшись с тремя скалами, имя которым:

1. Недостаточное финансирование из госбюджета;

2. Неспособность отечественной промышленности произвести нужный тип корабля (оборудования) в срок;

3. Неумение рассчитать стоимость готового изделия.

Предвижу недовольные реплики отдельных читателей: мол, с начала 2010-х годов вооруженные силы страны финансируются не в пример лучше, чем было раньше, о какой нехватке денег может идти речь? Но дело в том, что, как известно, программу военного кораблестроения на 2011-2020 гг. мы провалили с треском: причин тому было много, но одна из них – сворачивание финансирования госзакупок вооружений относительно плановых цифр.




Как известно, на ГПВ 2011-2020 планировалось выделить 20 трлн. руб. Однако же выделять эти средства планировалось по нарастающей. Так, по данным Центра анализа стратегий и технологий, плановые цифры расходов на закупки и НИОКР в 2011-2015 гг. должны были составить чуть более 5,5 трлн. руб. Соответственно, остальные почти 14,5 трлн. руб. предполагалось израсходовать в период 2016-2020 гг. Трудно сказать, на что рассчитывало правительство, закладывая почти трехкратный рост затрат на «вторую пятилетку» ГПВ, и где оно собиралось изыскивать такие средства, но очередной наш финансовый кризис привел к тому, что всем стало ясно – не то, чтобы увеличить втрое, но удержать военные расходы на текущем уровне будет довольно-таки проблематично. Таким образом, даже если бы не произошло разрыва с немецкими поставщиками дизелей, с Украиной, а наши предприятия выдавали бы работающие как швейцарский хронометр вооружения и агрегаты точно в срок – кораблестроительная программа согласно ГПВ 2011-2020 гг. все равно не могла быть выполнена.

Так вот, новая ГПВ 2018-2027 гг. куда менее амбициозна, нежели предыдущая. Хотя на ее финансирование надо будет изыскать порядка 19 трлн. руб., но это уже совсем не те, докризисные еще, рубли. Инфляция между 1 января 2011 г. и 1 января 2018 г. составила 63,51%, то есть новую ГПВ можно (очень условно, конечно) оценить в 11,6 трлн. тех рублей, в которых оценивалась ГПВ 2011-2020 гг.

С одной стороны, конечно, подобное снижение плановых средств на оборону очень огорчает. Но в любой бочке дегтя можно найти ложку меда: по всей видимости, новая ГПВ значительно реалистичнее предыдущей, и выделение средств в указанных объемах нашему бюджету все же под силу. А это означает, что шансов на то, что закупка боевой техники и НИОКР не будет сорвана из-за нехватки финансирования, куда больше, чем в прошлые годы. Новая госпрограмма, конечно, скромнее предыдущей, но в то же время много более реалистична. А раз так – то и заложенные в нее планы проектирования и строительства фрегатов проекта 22350М куда более реалистичны, нежели планы строительства их «младших братьев» 22350 в ГПВ 2011-2020 гг.



Второе – о неспособности нашей кораблестроительной промышленности хоть что-то построить вовремя. К сожалению, это настоящий бич современной и эффективной рыночной экономики. Мы обучаем наше руководство за границей, мы внедряем 3D-моделирование, корпоративные информационные системы ERP-стандарта, способные автоматически «разложить» процедуру создания готового изделия вплоть до конкретных указаний рядовому менеджеру по снабжению и выдачи сменно-суточных заданий отдельному мастеру в цехе. Мы выстраиваем технологии «бережливого производства», разрабатываем новейшие системы контроля качества, мотивации персонала… Но при всем при этом, увы, мы утрачиваем умение проектировать и серийно производить сложные инженерные объекты, такие, например, как боевой корабль. Утрачиваем умения, которыми обладали в «допотопном» СССР.

Если мы посмотрим на темпы строительства американских АПЛ «Лос-Анджелес», заложенные в 80-е годы, то увидим, что средний срок строительства одной лодки составлял 43 месяца. Советский аналог «Лос-Анджелеса», многоцелевые подводные атомоходы «Щука-Б», заложенные в тех же 80-х годах, строились в среднем 35 месяцев, и это невзирая на то, что ряд кораблей этого типа достраивался уже в «дикие 90-е». Сегодня 5 вошедших в строй серийных корветов, не считая головного «Стерегущего», мы строили в среднем по 100 мес. каждый. 


Корвет проекта 20380 "Громкий"


Для сравнения: американцы свой монструозный стотысячетонный «Джералд Р. Форд» осилили чуть меньше, чем за 91 мес.



Все строящиеся боевые корабли в РФ можно смело делить на 2 части. Первая из них, это корабли, которые строятся на предприятиях, давно не занимавшихся серийным строительством последних, и тут, по срокам, все совсем плохо. Другие, это те, которые в грустные 90-е и начало 2000-х все же строили за рубеж – им все же удалось во многом сохранить то, чем они владели когда-то. Если ССЗ «Янтарь» строил СКР проекта 11356 для индийского флота, то и с созданием фрегатов для ВМФ РФ он справился, в общем, неплохо – если не считать, конечно, завал с двигателями, который возник по независящим от ССЗ причинам. И «Адмиралтейские верфи», строившие «Варшавянки» сперва для Китая, потом – для Вьетнама, Алжира и Индии, смогли поставить шесть ДЭПЛ проекта 636.3 для Черноморского флота в более-менее приемлемые сроки.

В этом деле опыт значит очень многое, но не меньше важна и отработанность контрагентских поставок. Вот взять головной фрегат проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков». Его мы умудрились строить почти 12,5 лет, но так ли виновата в этом «Северная верфь», на которой он создавался? Ведь было множество проблем – и с двигателями, и со 130-мм артиллерийской установкой А-192М, а уж про грустную историю (правда, со счастливым концом) «Полимент-Редут» сегодня знают даже очень далекие от флота люди. И можно только догадываться, сколько проблем при строительстве этого корабля осталось незамеченными СМИ и широкой публикой. А вот для ДЭПЛ 636.3 и фрегатов «адмиральской» серии таких проблем почти и не стояло, потому что их номенклатура вооружения и оборудования была на момент их постройки вполне отработана производством.

Так вот, с этой точки зрения перспективы программы строительства фрегатов проекта 22350М тоже выглядят вполне радужно. В настоящее время «Северная верфь» строит 6 фрегатов проекта 22350, и, очевидно, на этом их серийное строительство будет хорошо отработано. В то же время 22350М представляют собой, по сути, укрупненные 22350 с увеличенным боекомплектом, что дает нам основания надеяться на относительно быстрые темпы строительства новых фрегатов.

И, наконец, третье – это сложности с определением цены готового изделия. Естественно, на стоимость строительства оказывало большое влияние соблюдение контрактных сроков сдачи корабля флоту – «долгострой», естественно, обходится дороже. Но тут, как мы уже говорили выше, у фрегатов 22350М все довольно неплохо. Вторая причина заключалась в том, что, как правило, на корабли ставили не отработанные еще в серийном производстве, а то и вовсе не созданные еще образцы вооружения и оборудования, которые по факту обходились много дороже плановых цен. Но и тут у проекта 22350М полный порядок, так как основные типы вооружения и оборудования уже пошли в серийное производство для фрегатов проекта 22350.

В силу вышесказанного, шансов на исполнение программы строительства дюжины фрегатов 22350М значительно больше, чем у предыдущих программ «фрегатизации» или «корветизации» нашего ВМФ.

Вооружение



Безусловно, сведения об увеличении основного вооружения корабля, то есть установке дополнительных ячеек универсальной пусковой установки ЗС-14 УКСК, благодаря чему боекомплект крылатых и противокорабельных ракет увеличится с 16 до 48 ед., порадует кого угодно. И специалистов, и любителей измерять боеспособность корабля количеством ракет «Калибр», на нем установленном.

Но вот в чем дело – вполне возможно, и очень даже вероятно, что в относительно недалеком уже будущем УКСК, предназначенная сегодня для ракет семейств «Калибр»/«Оникс»/«Циркон», сможет использовать также тяжелые зенитные ракеты.

На сайте «Алмаз-Антей», в разделе «Информация для СМИ» имеется небольшая заметка от 11 февраля 2019 г., озаглавленная «На что способен новейший корабельный комплекс ПВО «Полимент-Редут»». В ней сообщается, что в настоящее время ЗРК располагает только ракетами ближней и средней дальности, способными поражать воздушные цели на удалении до 150 км. Но при этом утверждается также, что в ближайшие годы этот комплекс должен получить на вооружение сверхдальнобойную ЗУР с дальностью до 400 км, которая создается сейчас «на базе боеприпаса 40Н6 наземных систем С-400 и С-500».

По мере чтения данной новости у автора возникло большое сомнение в достоверности этой информации. Дело в том, что 40Н6 представляет собой новейшую разработку, миниатюризировать которую без потери боевых качеств просто нереально. При этом, естественно, 40Н6 значительно крупнее, чем номенклатура используемых ЗРК «Редут» ракет. Самая крупная ракета средней дальности имеет длину 5,6 м и диаметр 240 мм при массе порядка 600 кг. Как впихнуть в ячейку для такой ракеты 40Н6 — боеприпас длиной 8,7 м, диаметром 575 мм и массой порядка 1 900 кг (по другим данным – 2,5 тонны)? Неужели пусковая установка ЗРК «Редут» имеет такой запас по размерности?

Однако ответ содержался все в той же заметке, где дословно сказано следующее:

«Для стрельбы зенитными ракетами «Полимент-Редут» использует пусковые установки (ПУ) универсального корабельного комплекса 3С14 (УКСК), которым на российском флоте оснащаются корабли — носители крылатых ракет «Калибр» и противокорабельных ракет «Оникс»».


По всей видимости, речь как раз идет о новой, сверхдальней ЗУР. Дело в том, что, во-первых, на сегодняшний день, ЗРК «Редут» использует собственную пусковую установку, ничего общего с УКСК не имеющую. А во-вторых, по некоторым данным (возможно – недостоверно) современная УКСК неспособна применять современные же зенитные ракеты, потому что такого требования перед конструкторами никогда и не ставилось. То есть сегодня УКСК не может использовать зенитные ракеты, и, быть может, «боеприпас на базе 40Н6» как раз и адаптируется под УКСК?

Опять же, надо сказать, что достоверность всей вышеприведенной информации может быть поставлена под сомнение тем, что цитируемая автором заметка находится в разделе «Информация для СМИ» и подразделе «Публикации в СМИ» — это не прямое интервью с должностным лицом «Алмаз-Антей» (хотя слова о создании 400-км ракеты для «Полимент-Редута» принадлежали главкому ВМФ). Но все же нужно понимать, что подобные публикации обычно появляются по данным, предоставленным в СМИ самим разработчиком, производителем, и совершенно невозможно себе представить, что «Алмаз-Антей» стал бы публиковать на своем официальном сайте данные, с которыми он не согласен.

А потому автор настоящей статьи уверен в том, что в обозримом будущем корабли нашего ВМФ получат возможность использовать тяжелые сверхдальнобойные ЗУР из ячеек ЗС-14 УКСК, до сих пор способных применять только крылатые и противокорабельные ракеты, а также ПЛУР. И, если это так, то какую выгоду могут извлечь из этого новые фрегаты проекта 22350М?

Давайте рассмотрим возможный боекомплект 22350М в сравнении с его предшественником. Предположим, мы готовим корабль к походу и бою против флота противника. В этом случае корабль типа «Горшков» сможет взять на борт максимум 16 противокорабельных ракет, а его ПВО можно организовать, разместив, к примеру, в 24 ячейках ЗРК «Редут» 24 ракеты средней дальности и в оставшихся 8 ячейках (всего их 32) – еще 32 ЗУР малой дальности 9М100, которые, в силу небольших габаритов, можно установить по четыре в одну ячейку. 



При этом у «Горшкова» полностью отсутствует ПВО в дальней зоне, и практически отсутствует противолодочное вооружение, потому что имеющийся на нем «Пакет-НК» все же в первую очередь не противолодочный, а противоторпедный комплекс.

А вот на новом фрегате 22350М можно разместить 8 ПЛУР семейства «Калибр» — ракето-торпед, способных поражать вражеские подводные лодки на расстоянии 40-50 километров. И еще — 16 дальнобойных ЗУР, способных если не сорвать, то крайне осложнить «правильный» авианалет, осуществляемый несколькими группами самолетов, потому что корабль получает достаточно «длинную руку» для того, чтобы «ссадить с небес» «мозг» воздушной ударной группы – самолет ДРЛО. И еще – абсолютно того же количество ЗУР средней и малой дальности, что и на «Горшкове». И еще – не 16, а 24 ПКР, и это уже серьезно. Потому что в этом случае ударная мощь корабля возрастает не в 1,5 раза, как могло бы показаться из простого соотношения количества ракет, а намного выше.

Есть такое понятие – «насыщение ПВО корабля/ордера», под которым понимается вот что. Современный корабль обладает различными активными и пассивными средствами ПВО, в том числе – ЗРК, скорострельная артиллерия, станции радиоэлектронной борьбы, ловушки и т.д. Они способны перехватить какое-то количество противокорабельных ракет, которые атакуют корабль, или ордер, в которых этот корабль входит. Понятно, что тут многое зависит от разного рода случайностей, но все же для каждого корабля или их группы можно вывести некое количество ПКР, больше которого они отклонить и уничтожить не смогут даже в самых удачных для себя условиях. Это количество ракет и будет считаться достаточным для насыщения ПВО корабля/соединения.

Так вот, если, к примеру, для насыщения ПВО некоей корабельной группы понадобится 12 ПКР «Калибр», то это означает, что корабль типа «Горшков», израсходовав весь боекомплект из 16 ракет, добьется 4 попаданий ПКР во вражеские корабли. А вот атакующий в тех же условиях фрегат проекта 22350М с 24 ПКР на борту добьется уже не 4, а 12 попаданий: из 24 его ПКР 12 пойдут на насыщение ПВО, а остальные 12 поразят цели. В нашем примере мы видим, что увеличение боекомплекта всего в 1,5 раза способно в определенных условиях обеспечить втрое больший эффект!

Разумеется, автор настоящей статьи не осведомлен о ТТХ ПКР «Циркон», но у него есть большое сомнение, что даже полнокровная АУГ США сможет пережить залп 48 гиперзвуковых ракет, произведенный фрегатом проекта 22350М из положения слежения в ходе боевой службы. Это не делает, конечно, один наш корабль равным АУГ по своим возможностям, но фактически фрегат проекта 22350М будет представлять для АУГ образца 2030 г. опасность большую, чем представлял советский ракетный крейсер «Атлант» для АУГ образца 1980 г. А таких фрегатов у нас предполагается построить 12 шт.

При этом фрегаты проекта 22350М должны получиться не менее универсальными, чем американские эскадренные миноносцы «Арли Берк». К сожалению, неясно, какое водоизмещение имели ввиду источники, называя цифру 7 тыс. т. – стандартное или полное? На самом деле возможен и тот и другой вариант, но даже если указанная цифра, это все-таки стандартное водоизмещение (что несколько сомнительно – получается, что фрегаты проекта 22350 «потолстели» почти на 60%), то и тогда оно будет примерно на одном уровне с «Арли Берками» серии II-А, имеющим стандартное водоизмещение 7 061 т. При этом корабли располагают сравнимым по численности боекомплектом.

Американские эсминцы с самого «рождения» и до сегодняшнего дня имеют 96 ячеек в универсальных пусковых установках Мк.41. Наш фрегат проекта 22350М будет располагать пусковыми установками на 48 «тяжелых» и 32 «легкие» ракеты, то есть всего – 80 ячеек. И это – в том случае, если расширение УКСК до 48 ракет будет единственной новацией проекта. Однако, если предположить, что стандартное водоизмещение нашего фрегата увеличится с 4 400 до 7 000 т., то все же следует полагать, что и количество пусковых ЗРК «Редута» будет увеличено на 8 или 16 пусковых. В этом случае общий боекомплект сравняется с «Арли Берком». Если же 7 000 т – все-таки полное водоизмещение нового корабля, и количество ячеек для ЗУР «Полимент-Редут» не будет увеличено, то фрегат проекта 22350М, конечно, будет незначительно уступать по боекомплекту «Арли Берку», но при этом он и сам будет значительно меньше по размерам – вряд ли в этом случае стандартное водоизмещение корабля превысит 6 000 т.

К сожалению, отсутствие понимания размеров корабля не дает нам возможности представить возможные изменения в составе остального вооружения. Артиллерийская установка «главного калибра» наверняка останется той же одноорудийной 130-мм А-192М. Прочая артиллерия со столь же большой вероятностью будет представлена ЗАК «Палаш», в котором на этапе проектирования «закладывали» совместную работу с «Полимент-Редутом», хотя, если стандартное водоизмещение корабля достигнет 7 000 т, возможно количество установок будет увеличено. 533-мм торпедных аппаратов явно никто на фрегат ставить не будет, а «Пакет-НК» столь же явно сохранится.

Что же до РЛС, ГАК и прочей аппаратуры нового фрегата, то здесь, скорее всего, он получит на вооружение ровно то же, чем располагали фрегаты проекта 22350. Возможно, конечно, что будут модернизации, и что, например, тот же «Полимент» получит возможность сопровождать и одновременно атаковывать большее количество целей, чем раньше. Но, будем надеяться, что модернизациями все и ограничится: самое омерзительное, что может случиться с фрегатами проекта 22350М – это «застревание» на стапеле или в достройке в ожидании какого-нибудь «не имеющего аналогов в мире» гидроакустического комплекса или чего-то иного. 

Разумеется, новые разработки нужны и важны, вооруженные силы вообще и флот в частности должны получать все самое лучшее. Но давайте все же ставить новое оборудование на корабли, когда оно, это оборудование, будет готово, а пока его еще нет – не будем ждать у моря погоды, а ограничимся более старым, предусмотрев возможности замены в будущем, скажем, в ходе капитального ремонта.

В целом же о вооружении можно сказать следующее – фрегат 22350М будет иметь 80-96 ячеек ракетного оружия, 130-мм артсистему, 2 ЗАК или больше и 324-мм торпеды, а также – один или два вертолета. То есть по составу вооружения он будет чрезвычайно схож с американскими эсминцами, что дает нам основания называть фрегат проекта 22350М «российским «Арли Берком»».

Загадочная ходовая



А вот энергетическая установка перспективного фрегата 22350М, на сегодняшний день, представляет собой ту еще загадку. Дело в том, что корабли типа «Горшков» в качестве таковой имели по два дизель-газотурбинных агрегата М55Р. Каждый из них комплектовался дизелем 10Д49, мощностью 5 200 л.с. и газотурбинным двигателем М90ФР мощностью 27 500 л.с.

Двух таких агрегатов достаточно для того, чтобы сообщить «Адмиралу флота Советского Союза Горшкову» скорость экономического хода 14 уз., и максимальную скорость 29 уз. Но установка этой же агрегатов на проект 22350М – не лучшее решение. Начнем с того, что даже если 7 000 т представляют именно полное водоизмещение нового фрегата, то и в этом случае его скорость может снизится примерно до 13,2 уз. экономического и 27,4 уз. полного хода, и вряд ли это будет признано достаточным для корабля дальней морской зоны. Впрочем, возможно она окажется немного выше указанных цифр, если соотношение «длина/ширина» фрегата 22350М будет существенно превосходить таковое у кораблей типа «Горшков». Но в целом хотелось бы отметить, что 14 узлов для экономического хода – это очень мало, тот же «Арли Берк» имеет аналогичный показатель 18 узлов. И поскольку до сих пор основным средством проекции силы для нас остается сопровождение корабельных групп вероятного противника, отставание по этому параметру для нас крайне нежелательно.

Кроме того, дизель-газотурбинный агрегат для нас плох тем, что в нем присутствуют отечественные дизели, которые, мягко говоря, не отличаются качеством. Какие же выходы существуют из данной ситуации?

Мы с большим трудом освоили самостоятельное производство газотрубинных двигателей М90ФР, и влезать в авантюру создания и серийного производства нового двигателя для нас выглядит чрезмерным расточительством, не говоря уже о том, что возможные задержки в его создании и освоении просто парализуют программу строительства новейших фрегатов. Остаются только 2 варианта – либо использовать на новых кораблях не два, а три агрегата М55Р, или же модернизировать этот агрегат, превратив его в газо-газовый. То есть сохранив в качестве основного двигатель М90ФР, а вот в качестве двигателя экономического хода использовать вновь созданный газотурбинный, большей мощности, чем сегодняшний дизель 10Д49. Впрочем, это только догадки, а что будет на самом деле – покажет будущее.

Текущее положение дел



Ну а пока процесс создания фрегата 22350М можно описать так: «все идет по плану». Как известно, контракт на эскизное проектирование нового корабля был заключен с Северным ПКБ 28 декабря 2018 г. И уже 17 марта 2019 г. ТАСС был «уполномочен заявить», что эскизное проектирование фрегата 22350М завершено, и ПКБ приступило к разработке рабочей конструкторской документации. Нам остается только пожелать им в этом всяческих успехов, что мы, пользуясь случаем, и делаем!

Популярное

))}
Loading...
наверх