Последние комментарии

  • tsan tsan24 апреля, 0:48
    Вы бы начали, будь это в вашей власти ?Решение проблемы «насыщающих» атак ПВО
  • Владислав Малиновский23 апреля, 21:22
    Российская техника и оружие заслуженно пользуется уважением за рубежом.Российский БТ-3Ф нашёл иностранного покупателя
  • Николай Балашов23 апреля, 20:44
    Я бы на месте заказчика и исполнителя вооружил БТ-3ф как минимум КПВТ, соответствующий модель применяется. 14,5 мм пу...Российский БТ-3Ф нашёл иностранного покупателя

Советский радиофугас Ф-10

Ночь 14 ноября 1941 года уже переходила в раннее утро, когда оглушительной силы взрыв потряс улицу Дзержинского в Харькове и близлежащие к ней районы города. На воздух взлетел особняк, расположенный по адресу улица Дзержинского, дом 17. До войны отдельно стоящий одноэтажный жилой дом был построен для первого секретаря компартии Украины Станислава Косиора, а после переноса столицы из Харькова в Киев, в доме жили секретари харьковского обкома.
После оккупации города данный особняк местом своего размещения выбрал командир немецкой 68-й пехотной дивизии генерал-майор Георг Браун. 

В результате подрыва 350-килограммового радиоуправляемого фугаса особняк был разрушен. Под его завалами погибли 13 немецких солдат и офицеров, в том числе командир 68-й пехотной дивизии и по совместительству военный комендант Харькова генерал-майор Георг Браун (посмертно ему было присвоено звание генерал-лейтенанта), два офицера его штаба, а также 4 унтер-офицера и 6 рядовых. Тяжелые ранения получили начальник разведывательного отдела 68-й пехотной дивизии, переводчик и фельдфебель. Взрыв на улице Дзержинского в Харькове стал одним из подрывов мощных радиофугасов, которые были заранее установлены советскими саперными частями перед сдачей города противнику. В эту же ночь с помощью заранее заложенной мины был осуществлен подрыв опоры Холодногорского виадука. 

 

О том, что в Харькове их будут ждать мины, немцы догадывались еще по печальному опыту Киева. А 22 октября в здании НКВД, расположенном на улице Маразлиевской, в оккупированной румыно-немецкими войсками Одессе произошел взрыв радиоуправляемой мины, установленной советскими саперами еще до сдачи города. В результате мощного взрыва здание частично обрушилось, похоронив под обломками 67 человек, в том числе 16 офицеров. В здании находился штаб 10-й пехотной дивизии 4-й румынской армии, а также военная комендатура города. При взрыве погиб командир 10-й пехотной дивизии и военный комендант города румынский генерал Ион Глогоджану. 


Немецкая САУ StuG III стреляет в угол дома по Московскому проспекту в Харькове, 1941 год


Зная, что их ждет, немцы смогли обезвредить большую часть из установленных в Харькове радиомин. К примеру, при окапывании здания штаба округа канавой немцы нашли антенну радиомины, по которой смогли определить место ее размещения. При попытке обезвреживания взрывного устройства погиб немецкий сапер, который подорвался на мине-ловушке. При этом заряд мины (600 кг) немцам удалось извлечь. 28 октября 1941 года немцы обнаружили и обезвредили мину в Усовском виадуке, а на следующий день обнаружили и обезвредили радиомину в железнодорожном мосту. 

Дом, расположенный по адресу улица Дзержинского, 17 немецкие саперы также проверяли, обнаружив в подвале здания под грудой угля огромную мину замедленного действия с 600 кг аммонала. Столь удачная находка полностью усыпила их бдительность, им и в голову не могло прийти, что такая мина может быть обманкой. Непосредственно под ней чуть глубже находилась еще одна мина, на этот раз Ф-10 с 350 кг взрывчатки, именно она взорвалась в подвале дома после того как в него 13 ноября въехал генерал-майор Георг Браун со своим штабом. 

Над созданием радиофугасов в СССР начали работать задолго до войны. Их начали создавать в Остехбюро, которое было основано еще в 1927 году. Работами руководи специалист по взрывам на расстоянии Владимир Бекаури, также большой вклад в создание советских радиомин внес академик Владимир Миткевич. Проведенные испытания и полученные тактико-технические характеристики радиомин произвели на военных приятное впечатление, поэтому уже в 1930 году было принято решение о развертывании производства радиомин, первоначально получивших обозначение «Беми» (производное от фамилии Бекаури – Миткевич). Уже в 1932 году в составе РККА имелись подразделения, которые имели на вооружении разные типы радиоуправляемых фугасов, которые в те годы обозначались как ТОС – техника особой секретности. 

Советский радиофугас Ф-10

Блок управления радиомины Ф-10, подключенный к аккумуляторной батарее, на переднем плане извлеченный дешифратор


Перед Великой Отечественной войной в саперные подразделения РККА начала поступать новая объектная мина, которая состояла из радиоустройства Ф-10 и заряда, мощность которого могла изменяться в широком диапазоне значений. Внешне радиомина представляла собой металлический ящик 40х38х28 сантиметров – блок управления, восьмиламповый радиоприемник, дешифратор сигнала. Масса такого ящика, который в свою очередь помещался в резиновый мешок, составляла примерно 35 кг. Ящик мог устанавливаться внутри минируемого объекта там, где это было наиболее удобно, как отмечали финны, он мог быть установлен на глубине до 2,5 метров. К мине также прилагалась радиоантенна длиной 30 метров. Восьмиламповый радиоприемник мины запитывался от аккумулятора (аккумулятор и блок управления помещались в ящики одной размерности), с которым соединялся с помощью кабеля питания. В зависимости от режима работы радиомина могла находиться в ожидании сигнала на подрыв от 4 до 40 суток. 

Объектная радиоуправляемая мина Ф-10 предназначалась для уничтожения путем подрыва наиболее важных объектов промышленного, военного и политического значения, а также ключевых объектов инфраструктуры. Речь шла об объектах, решение на уничтожение которых не могло быть принято в обычном порядке ни в момент оставления советскими войсками данной местности, ни позднее, и которые подлежали разрушению лишь при наступлении особых обстоятельств. 

К подобным объектам относились крупные мосты на шоссейных и железных дорогах; виадуки; тоннели; дамбы; проезды под путепроводами, где объезд невозможен или крайне затруднен; железнодорожные узлы; гидротехнические сооружения; нефтебазы, насосные станции; инфраструктура аэродромов: ангары, пункты управления полетами, ремонтные мастерские, ёмкости с горючим; электрические силовые агрегаты крупных электростанций, объекты промышленности; шахты; узлы телефонной и радиосвязи; общественно-значимые здания, которые пригодны к размещению штабов и учреждений армий противника, а также использованию в качестве казарм и комендатур. 


Блок управления радиомины Ф-10 без корпуса


Конструктивно мина представляла собой блок управления, который мог принимать и дешифровать получаемые по радио сигналы, выдав электроимпульс, способный взорвать до трех электродетонаторов, а с применением специального промежуточного блока-разветвителя – до 36 электродетонаторов. Масса взрывчатки в подобном радиофугасе могла изменяться в зависимости от характера и размеров минируемого объекта и могла составлять от нескольких десятков килограмм до нескольких тонн (согласно опыту применения). Блок управления мог находиться как вместе с зарядом (зарядами), так и на удалении от них до 50 метров. При этом на каждый из трех зарядов шла своя собственная электровзрывная линия. 


На удалении от 0 до 40 метров от Ф-10 находилась проводная антенна длиной не менее 30 метров. Направление и размещение антенны обуславливались условиями прохождения радиоволн, однако в общем случае она могла быть закопана в землю на глубину 50-80 см, помещена в воду на глубину до 50 см или вмурована в стены на глубину не более 6 см. С самой радиоминой антенна соединялась с помощью фидера длиной до 40 метров. Из аппарата Ф-10 выходили три двухжильных кабеля электровзрывной цепи, длина данных кабелей могла составлять до 50 метров. При этом желательно было, чтобы длина всех трех электровзрывных цепей была примерной равной, для того чтобы не допустить большой разницы в электросопротивлениях ветвей. Непосредственно к концам кабеля присоединялись электродетонаторы, вставленные в заряды взрывчатых веществ, которые и превращали устройство в грозный радиоуправляемый фугас огромной мощности. 

Дополнительно радиомина могла оснащаться устройством самоликвидации при помощи взрывателя замедленного действия (до 120 суток), часового десятисуточного замыкателя, часового тридцатипятисуточного замыкателя, часового взрывателя ЧМВ-16 (до 16 суток), часового взрывателя ЧМВ-60 (до 60 суток). Однако звуки работы подобных часовых механизмов были существенным демаскирующим фактором для мин. Невооруженным ухом можно было отчетливо различить тикание часов мины, размещенной в земле с расстояния в 5-10 см от земли, в кирпичной кладке – с 20-30 см. Щелчки подзавода часов было слышно с 15-30 см и 60-90 см соответственно. При использовании немцами специальной прослушивающей аппаратуры, которая производилась компанией Elektro-Akustik, тикание часов улавливалось с расстояния от 2,5 до 6 метров, а щелчки подзавода часов – с 6-8 метров. 


Немецкие солдаты на фоне извлеченных радиомин Ф-10 и ящиков со взрывчаткой


В качестве радиопередатчиков, которые использовались для инициирования управляемого взрыва радиофугаса, могли применяться военные радиостанции дивизионного, корпусного или армейского звена. По официальной советской информации, на 22 июня 1941 года в РККА находились радиостанции оперативного звена РАТ, обладающие выходной мощностью 1 кВт и дальностью связи около 600 км; радиостанции РАО-КВ, обладающие выходной мощностью 400-500 Вт и дальностью связи до 300 км; радиостанции РСБ-Ф, обладающие выходной мощностью 40-50 Вт и дальностью связи до 30 км. Все перечисленные выше радиостанции работали в диапазоне волн от 25 до 120 метров, то есть в коротком и среднем диапазоне радиоволн. К примеру, сигнал на взрыв радиофугаса в Харькове был отправлен с Воронежской радиовещательной станции, которая находилась более чем в 550 километрах от города. 

Впервые в мировой истории РККА использовала имеющиеся на вооружении радиофугасы уже 12 июля 1941 года. Три управляемых по радио фугаса мощностью 250 кг тротила каждый взорвались в поселке Струги Красные на территории Псковской области. Радиомины были установлены красноармейцами роты специального минирования и взорваны по сигналу от радиостанции, находящейся в 150 км от места закладки, после занятия поселка войсками противника. Через два дня проведенная летчиками аэрофотосъемка подтвердила, что на месте зданий, в которых были установлены радиофугасы, остались воронки от взрывов и груды развалин. 

Первым по настоящему масштабным минированием с использованием радиомин Ф-10 стало минирование Выборга, где было установлено 25 радиофугасов, которые содержали от 120 до 4500 кг тротила. Из них было взорвано 17 на 12 городских объектах, еще 8 финским военным удалось нейтрализовать и обезвредить, когда стало понятно, что к взрыву мин приводит поступающий радиосигнал. Найденные мины были отправлены для изучения в Хельсинки, где их с большим интересом изучили специалисты. Уже ко 2 сентября 1941 года (финны вошли в Выборг 29 августа) были изданы соответствующие инструкции, которые содержали правила обращения и нейтрализации радиомин советского производства. В частности, указывалось, что в качестве радиосигналов используются довоенные паузовые музыкальные мелодии Минской и Харьковской широковещательных радиостанций (данными мелодиями заполнялся радиоэфир между передачами). 


Крещатик в Киеве после взрывов и пожаров в конце сентября 1941 года


Для приема управляющего сигнала антенна радиомин должна была укладываться в горизонтальном или близком к нему положении и обязательно в том направлении, откуда будет поступать сигнал на подрыв. Нетрудно было догадаться, что во всех случаях антенна направлялась в направлении примерно на восток. Именно поэтому очень эффективным способом обнаружения установленных радиомин было откапывание канавы примерно метровой глубины вокруг подозрительных объектов. Это позволяло обнаружить тридцатиметровую антенну, которая закапывалась на глубину 50-80 см недалеко от объекта. И финны, и позднее немцы широко использовали для этой операции военнопленных. Полученной в Выборге информацией финны достаточно оперативно поделились с немцами. Возможно, данная информация позволила немцам быстро и верно организовать борьбу с советскими минами, управляемыми по радио. В Харькове немцам удалось предотвратить взрывы большей части установленных в городе радиофугасов. 

При этом необходимо отметить, что именно в Харькове и районах вокруг города применение объектных мин, оснащенных взрывателями замедленного действия, дало значительно лучшие результаты. К примеру, из 315 объектных мин, которые были установлены на железной дороге и железнодорожных объектах бойцами 5-й и 27-й железнодорожных бригад, немцам удалось обнаружить всего 37, причем обезвредить они смогли лишь 14, а 23 им пришлось подрывать на месте. Остальные мины сработали по своим целям. 

Сама по себе идея управления подрывом мин с помощью радиосигналов себя оправдала, доказав на практике эффективность такого способа. Однако широкое применение таких мин было возможно лишь до того момента, как противник получит в свои руки действующие образцы, инструкции и описание принципов их работы. Уже к середине-концу осени 1941 года такие мины перестали быть для гитлеровцев и их союзников каким-то сюрпризом. При этом опыт боевого применения показал, что радиомины обладают серьезным недостатком – их можно просто и надежно блокировать, также к минусам относился ограниченный срок их боевой работы. Данные мины обладали ограниченными возможностями применения. Во-первых, их эффективное боевое применение было возможно настолько редко, насколько противник сочтет нецелесообразным отвлекать имеющиеся у него радиосредства на постоянную радиотехническую разведку и перехват. Во-вторых, небольшой срок работы источников питания радиофугасов (не более 40 суток) существенно ограничивал применение таких устройство по времени. 

Источники информации:
http://kik-sssr.ru
http://army.armor.kiev.ua
https://vpk-news.ru
https://defendingrussia.ru
Материалы из открытых источников
Автор:
Юферев Сергей

https://topwar.ru/153613-sovetskij-radiofugas-f-10.html

Популярное

))}
Loading...
наверх